platonsokrat

Category:

ВОЗ СЕНА" 1500-1502г

НЕ мы ли с вами идём за этим возом,чтобы и себе урвать немного сена из копны?

Триптих Воз сена.Босх.

Прежде,чем приступить к анализу,хочу вернуться к

    МОРАЛЬНОЙ АЛЛЕГОРИИ КАРТИНЫ

                В нидерландской народной песне (около 1470 г.) рассказывается, как Бог сложил подобно копне сена всё, что есть на свете хорошего, в одну кучу, предназначив её на общее благо. Однако каждый человек стремился забрать себе всё. Есть в этом и ещё один нюанс; поскольку сено — товар дешёвый, оно символизирует никчёмность и ничтожность земных благ.

             Повозка с сеном участвовала в религиозных шествиях — например, остались описания современников о том, как в 1563 г. дьявол «Лживый», в иерархии демонов «отвечающий» за ложь и обман, вёз по улицам Антверпена гружёную сеном телегу, за которой шли люди «разного звания», разбрасывая сено по мостовой в знак того, что все мирские блага — ничто.

                Воз сена имеет ещё одно метафорическое назначение. В XVI в. «сено» несло в себе такие понятия, как «ложь» и «обман», а выражение «отвезти сена кому-либо» означало высмеять или обмануть его

ВНЕШНИЕ СТВОРКИ ТРИПТИХА

             На внешней стороне боковых створок (триптих закрыт) — Странник, идущий по дороге.

                 Мы видим скромную  скромную, почти будничную сцену: устало бредет по дороге истощенный оборванный странник,с плетёным коробом за спиной; зловеще-мрачный пейзаж, окружающий его, неприветлив и вселяет тревогу.

                 Слева внизу лежат череп и груда костей; по пятам за этим странником бежит, норовя укусить его, уродливая собачонка; мостки, на которые он собирается ступить, треснули и вот-вот подломятся.

              В отдалении видны разбойники, ограбившие другого путника и привязывающие его к дереву. Под другим деревом под звуки волынки пляшут крестьяне.

                На холме (на заднем плане) вокруг виселицы собралась толпа, а рядом виден высокий шест с укреплённым на конце колесом — на нём было принято выставлять тела казнённых преступников.          

Путь станника пролегает через враждебный и коварный мир, а все опасности, которые он таит, представлены в деталях пейзажа.

                    Одни угрожают жизни, воплощаясь в образах разбойников или злобной собаки (впрочем, она может символизировать также и клеветников, чьё злоязычие часто сравнивали с собачьим лаем).

              Пляшущие крестьяне — образ иной, моральной опасности; подобно любовникам на верху воза с сеном, они прельстились «музыкой плоти» и покорились ей. 

ЦЕНТРАЛЬНАЯ ЧАСТЬ

Возможно, картина иллюстрирует старинную нидерландскую пословицу:

               Мир — это стог сена: каждый хватает сколько сможет.

Мы видим на фоне пейзажа следом за огромным возом сена движется кавалькада, и среди них — император и папа (с узнаваемыми чертами Александра VI).

      Представители иных сословий — крестьяне, горожане, клирики и монахини — хватают охапки сена с воза или дерутся за него.

За лихорадочной людской суетой сверху безразлично и отстранённо наблюдает Христос, окружённый золотым сиянием

Никто, кроме молящегося на верху воза ангела, не замечает ни Божественного присутствия, ни того, что телегу влекут демоны

                   Рассмотрим картину в деталях. В левом нижнем углу повидавший жизнь старец говорит своему внуку: вот мир. 

 На переднем плане на лиловой площадке мирная компания: традиционная пара беседующих «святых», это Елизавета с мальчиком у ноги и Мария с младенцем, которого моет служанка. Таз и кувшины с водой, как символы чистоты, очищения.                       Здесь же поросенок, но не знак обжорства и нечистоты, а домашнее животное, предназначенное для еды. Об этом говорит и насажанная на вертел жарящаяся свинья. Висящая сбоку рыба должна значить еду материальную и знак христианских добродетелей в стародавние чистые, безгрешные времена.

           О мире и покое говорит свернувшаяся у костра спящая собачка. На краю этой площадки, на фоне расширяющейся направо темной стены разворачивается мир греха, обмана и обжорства. Справа в кресле восседает аббатиса необъятных размеров и жирным лицом. В руке стакан вина.

               Притворно богомольная монашенка, другая несет где-то ухваченный клок сена, третья -набивает сеном мешок, четвертая развлекается с волынщиком. «Видимо, рассчитывая употребить это добро на пользу Святой Церкви», - умилительно пишет.

Безусловно, судя по размерам аббатисы, не уступающих мешку.

                 Вверху, на белом облаке в холодном синем небе обнаженный Христос в красной накидке сзади, с державой в одной руке и с крестом в другой, в желтом ореоле испускает белые лучи вниз.

                   Затем синее небо сменяется светлой полосой, а дальше простирается темно-синяя, в фиолетовое (повторяя небо) полоса холодного гористого безжизненного ландшафта земли и, наконец, земного рая на сене

Расположившаяся на возу компания «беспечных баловней судьбы» заслуживает пристального внимания. Они расположены на возу, - имеют все блага жизни в достатке. Находятся выше линии реальной жизни, на холодном пустынном фоне первых дней творения, безлюдной земли. 

 Как раз в центре его расположено древо познания добра и зла, около которого разыгрывается на наших глазах как бы библейская сцена современных Адама и Евы.

                Атака, естественно, ведется на розовую Еву. Справа от нее музицирует сатана, принявший вид безобразного серафима, слева - дает урок черно-красный знаток музыки, одеянием похожий на жуликоватого лекаря с переднего плана.

                 Молодой человек сидит с лютней в ногах у девушки. Ангел в подчеркнуто умильной, набожной позе за спиной нового Адама просит Бога укрепить его силы. За деревом соглядатай с кувшином - сосудом грехов и сам такой же сосуд. Вся эта нежная сцена рая на земле говорит, что, даже имея все богатства мира, невозможно противиться взаимному влечению молодых и не впасть им в грех.   

                Далее - воз сена, а вокруг монахи и монашенки, воины в шлемах, крестьяне, ремесленники, мантии ученых - все колошматят и убивают друг друга, пытаются ухватить руками, вилами, крючками с повозки клок сена, а захваченное - отнять друг у друга. 

                      За стогом чинно шествуют папа, король, император и их приближенные. Дело не в том, что в силу своего положения они обеспечены всем. Художник утверждает, что эти люди свободны от греха корысти: они не рвут сено со стога и не душат друг друга. Художник соотносит их с безгрешными Елизаветой и Марией.

               Воз увлечет за собой в ад только тех, кто добивается благ неправедными путями. Сено везут всякие страшилища, но наиболее полно выписаны огромные крыса и рыба: непристойность, распутство, лжепророки - грехи, сопутствующие корысти. 

ЛЕВАЯ СТВОРКА

Грехопадение Адама и Евы.

             Традиционный, культовый характер этой композиции не вызывает сомнений: она включает четыре эпизода из библейской Книги Бытия — низвержение с небес восставших ангелов, сотворение Евы, грехопадение, изгнание из Рая. Все сцены распределены в пространстве единого пейзажа, изображающего Рай.

                 Библейский эпизод грехопадения Босх изображает вполне традиционно: вокруг древа познания добра и зла объявилась змея — это дьявол, искуситель рода человеческого, начиная с прародительницы Евы. Женщина выступает причиной зла, первородного греха и вечного проклятия. В сцене с Архангелом Ева стоит, отвернувшись от врат Рая, словно готовясь принять свою земную судьбу или, может быть, прозревая цепь будущих последствий первородного греха.

             Силы добра представлены Христом на небесах и единственным ангелом за спиной нового Адама в качестве пассивного лица - просителя за него перед Христом. Получается, что силы добра в человеке в борьбе с искушениями могут опереться только на собственные силы.

ПРАВАЯ СТВОРКА-Это изображение Ада.

Это огромная промышленная зона, технически оснащенная всеми орудиями мук. 

           В своей версии Ада Босх опирался на литературные источники, расцвечивая почерпнутые оттуда мотивы игрой собственной фантазии. На правой створке триптиха изображены бесы-каменщики, возводящие исполинскую башню. Это круглое сооружение выглядит  пародией Вавилонской башни, предназначенной для осуждённых душ, — от этого и предостерегает Босх род человеческий.

                          Здесь изображено возмездие за различные грехи, которые объединяет тема жадности. В литературной фантазии «Видение Тундала», созданной в XII в. ирландским монахом-бенедиктинцем, путешествие через Ад состоит из описания всех видов мучений, в том числе наказание за кражу святынь, всевозможных демонов и скотских чудовищ.

                             Один из эпизодов — переход через мост — фигурирует в качестве одного из мотивов и на картине Босха. На подъёмном мосту, ведущем в башню, десяток бесов истязают несчастного грешника, посаженного верхом на корову. У Тунгдала вести корову по узкому подобно бритвенному лезвию мосту приходится грешникам, грабившим церкви и совершавшим иные      святотатства, чем, вероятно, и объясняется потир, зажатый в руке босховского персонажа.

           Распростёртый на земле человек, которому жаба впилась в детородный орган, разделяет участь всех развратников. Под мостом свора собак, опередив своего хозяина, уже настигла убегающих грешников.

ВЫВОД

                       Странник и мудрец говорит: «Чтобы понять жизнь, нужно самому соприкоснуться с реальностью, на себе испытать ее беды. Человека осаждают всяческие соблазны, но только в его собственной власти устоять, не впасть в грех и уже здесь, на земле, не расплачиваться за содеянное муками душевными и физическими»

Присмотревшись к героя этого триптиха нашла так много общего с современностью.

     Как много у нас баловней судьбы. Им не нужно бороться за сено на возу,они чинно шествуют в сторонке. Воз и так принадлежит им.Это всем остальным нужно копошиться и драться за место под солнцем.

Error

Anonymous comments are disabled in this journal

default userpic